Незаконная, б&@ть, агитация! (EXPLICIT)

Некоторым жизненным опытом надо делиться. Даже если тебе всего лишь 16 лет. Поэтому сегодня беседуем о том, что я увидел своими глазами за три месяца работы народного штаба в Королёве.

Нам в школе намекали, что за употребление алкоголя и наркотиков ставят на учёт в детскую комнату полиции. Представьте себе: меня теперь тоже можно считать малолетним правонарушителем. Спрашивается: за что? Отвечаю: просто за то, что я хотел выразить свою гражданскую позицию.

2 сентября, суббота. После школы решаю поехать на велосипеде развезти людям, уже раздававшим газеты, новые наклейки и самому немножко постоять-пораздавать. Конечная остановка: станция "Болшево". Как только я подъехал, наш координатор, Алексей, разговаривал с прохожим. Оказалось, это был народный депутат ЛДПР. Передав разговор мне, Алексей пошел дальше раздавать газеты.

Первый раз в жизни пообщался с настоящим депутатом. Опыт, конечно, незабываемый и дерзкий: я шутил про депутатскую неприкосновенность, разоблачал несколько раз неопытного молодого демагога (он сам даже это признал) и прямым текстом ему сказал, что бич России – это такие необразованные, как этот молодой человек, люди.

Успеваю за несколько минут раздать пару газет, а тут подходит дама из какого-то статистического центра и предлагает пройти опрос, на что я и соглашаюсь. Заканчиваю его проходить, а тут откуда ни возьмись перед нами появляются полицейские: джентельмен и леди.

Леди не представляется, но сообщает о поступившем ей звоночке: у нас, оказывается, здесь проходит несанкционированный митинг. Мы ей сообщили, конечно, что это абсурд, но леди потребовала документы на проверку. Леди имеет фетиш: хочет подержать наши паспорта в своих руках, в чём мы ей законно отказываем. Леди оказывается лживым хамлом и врёт, что мы обязаны дать ей паспорта в руки, отсылая к последней странице документа. Здесь мы прогибаемся, но документы быстро возвращают. В тот же момент подходит шизанутый дедок, берёт газетку и прилюдно её рвёт. Леди говорит ему: "Не надо ссориться"; а я чувствую себя Уинстоном в романе "1984" – двуличный О'Брайен вернулся в форме леди из полиции.

Потом леди просит почитать газетку. Читает-читает, читает-читает да не найдёт тиража на газетке. Так и говорит: тираж не указан. Мы резонно недоумеваем: а с какого протодьякона он там должен быть? Леди утверждает, что наша газета – СМИ. Я лично пытаюсь добиться ответа: требую назвать корректную причину задержания. Леди ничего внятного сказать не смогла: только две мысли – тираж не указан, а газета - СМИ. И делала это, очень харизматично хамя.

Пошли с полицейскими в опорный пунктик: там они попили чайку, скушали булочку и узнали, что с нами делать дальше. Мы тем временем позвонили в правозащиту и сказали, что с нами происходит.

Нас повели в участковый пунктик. Там нас ждал дядечка участковый. Дядечка сразу начал откровенно хамить, угрожать и даже ляпнул дичайший бред про то, что мы его снимать не можем. (3:57)

Затем мы уселись беседовать с дядечкой. Он очень быстро раздобрел, и, внимание: сразу сказал, что он прекрасно понимает, что наша деятельность не является незаконной агитацией и все его претензии только по "незарегистрированному" СМИ.

Я, 16-летний подросток, с багажом с уроков обществознания стал, опираясь на закон, доказывать, что наша газета не СМИ. Говорю: "Наша газета не периодическая, она выпущена только один раз, поэтому СМИ не является по определению" Мне отвечают: "А как мы узнаем, что она не периодическая? Докажите нам это." Тут я выпадаю в осадок от осознания того, с кем имею дело. Слова "презумпция невиновности", внятно мною сказанные на сий аргумент, никак не воздействуют на полицейских.

Я знатно оXYел, когда мне в участке объяснили, что меня не задерживали. Еще знатнее я оXYел, когда дома узнал, что полиция вообще не имеет права общаться в участке с несовершеннолетним без родителей.

Участковый требует написать объяснительную, на что мы соглашаемся, но предупреждаем: показаний давать там не будем. Здесь участковый начинает запугивать: будем припираться здесь – даст нам по пять страниц с вопросами на каждого. Мы хладнокровничаем, и в итоге нам дают по бумажке, в которой мы пишем, что свидетельств против себя по Конституции давать не обязаны. Нас отпускают.

Внутри нам сказали, что это дело передадут в суд и уже на следующей неделе дело продолжат. Но ничего не происходит. Совсем ничего.

25 сентября. Проходит три недели, и штаб выпускает новостное видео с правдивыми рассказами об этом всём и кадрами задержаний. Буквально на следующий день координатора просят подписать административный протокол в участке. Буквально. На следующий. День. Совпадение? – Не думаю.

Нарушая все процессуальные нормы, задним числом на координатора штаба, Алексея Голышева, заводят дело. А теперь снова внимание: за незаконную, б&@ть, агитацию! Судья выписывает штраф: 1000 рублей. Браво, ха? Конец ли это? Нет, только начало.

14 октября. Наши волонтеры выходят на агитационную прогулку вместе с координатором штаба: раздают газеты, наклейки – короче, как всегда. Идут от штаба по улице Циолковского и проспекту Королёва. У Макдональдса их встречают новые полицейские вместе с усатым дядькой, работающим с несовершеннолетними.

Очень забавно, что и эти полицаи вообще не понимают, какие обвинения нам будут предъявлять. Ну послали их к нам, надо в участок отвести, а причину ведь никто не знает. Они даже административные протоколы составляли по шаблону от 27 сентября. В участке родители несовершеннолетних пишут объяснительные, а на совершеннолетних составляют протокольчики. Теперь не стесняются назвать причину внятно: обвиняют они нас в незаконной агитации.

Дело передают в суд. Судья в перерыве между слушаниями спрашивает, "зачем потащили малолеток" и рассказывает, что за участие в таком своей бы дочке уши отодрала.

А теперь самое главное: представьте ж, б&@ть, себе. На следующий день после задержания под запись участкового в деле находятся два супруга-свидетеля, которые шли по улице, перпендикулярной проспекту Королёва, и смогли понять следующее: а) наши волонтеры раздавали агитационные материалы за Навального б) наши волонтеры кричали и выкрикивали лозунги в) наши волонтеры приставали в гражданам.

 

И самое главное: на самом же деле никто из волонтеров не кричал лозунги и не приставал к прохожим. То есть эти показания заведомо ложные. Но откуда эти свидетели могли взяться? ФСБ? Центр "Э"? Так точно, командор.

И в делах над тремя людьми уже есть три толстых папки. Спасать ребят будет, вероятнее всего, юрист, ибо с таким объёмом мракобесия сложно бороться каждому обвиняемому.

А теперь давайте я перечислю вам нарушения, в достоверности которых я уверен, потому что я был их непосредственным свидетелем:

  1. Сотрудники полиции при задержании не представились
  2. Сотрудники полиции обманом потребовали документы в руки
  3. С несовершеннолетним в участке разговаривали без родителей
  4. Хамское поведение полицейских и угрозы (см. видео с участковым)
  5. Составили административный протокол задним числом
  6. Невозможные показания свидетелей, взявшихся не пойми откуда
И именно поэтому я прошу всех сволочей, которые начинают заливать про гнилость западной демократии (да-да, прям про тебя сейчас говорю, мразь) и прелестнейшие свободы людей в России, завалить своё еб@ло, потому что вы никогда не попадали в полицию за свои политические взгляды. И пока, сYки, не попадёте, молчите в тряпочку на кухоньке.

{{ message }}

{{ 'Comments are closed.' | trans }}